Мне в руки попала книга,

Мне в руки попала книга, где время действия – Средневековье, начало восемнадцатого века. Что уже само по себе задаёт планку. Однако интересно в ней не это.

Героиня, дочь обедневшего дворянина, знакомится с Богатым Могущественным Лордом (собирательный образ из Ставрогина, Путина и мистера Дарси). Лорд входит в комнату, где ожидает взволнованная девушка. «Она, трепеща, встала с кресла. Лорд был похож на актера Роберта Паттинсона из «Сумерек».

Увидев характеристику лорда, я квакнула изумилась. Это не могут быть мысли героини: она не попаданка (извините), и до телевизора ей ещё два века с лишним. Я перечитала главу. Некоторое время походила по комнате, бессвязно бормоча: «Нет, ну как же так… патиссоны… совсем с ума посходили…»

И вдруг мне открылась истина. Я поняла, что была слепа, пытаясь утрамбовать книгу о Мюриэль Великолепной в прокрустово ложе знакомых мне правил, в то время как передо мной совершенно новый жанр, вернее, возрождённый старый. Мы имеем дело с возвращением к истокам: диалогу писателя и читателя БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ.

То есть в действительности отрывок о встрече Мюриэль и Лорда выглядит так:

Ночь.
Лес.
Костер.
У костра собрались читатели. Те, что подальше, кутаются в шкуры. На огне бурлит похлебка, из которой автору после особенно удачных сцен подбрасывают кусочки вареного бизона.
– А она-то что, она? – взволнованно спрашивают читатели.
– Мюриэль встала, затрепетав! – сообщает автор.
– А он-то что, он?
– Он, ну, это. Вошёл! И стоит такой.
– А как выглядит-то? – интересуются читатели.
Писатель ненадолго задумывается. Возводит глаза к небу. Торжествующе щелкает пальцами:
– Как Роберт Паттинсон! Из «Сумерек»!
Аудитория дружно ахает.
– Красивый, чоуш, – мечтательно говорят из дальнего ряда.

Все надолго замолкают, глядя на звезды.
Автор жадно жует.
Где-то за далекими холмами нервно икает Роберт Паттинсон.

Елена Михалкова