«Как Василиса Дурак на диету

«Как Василиса Дурак на диету садилась»

— Марф, думаешь, я толстая? — Василиса Дурак, дочь Василисы Премудрой и Ивана Дурака, ущипнула себя за тоненькую складку на талии.

— Жируха прям, — Марфа Васильевна громко фыркнула, щедро намазывая на краюху бородинского заморский сыр маскарпоне, привезенный накануне папой-дипломатом из командировки. Положив сверху лист салата, тоненький ломтик помидора и, сбрызнув свое творение лимонным соком, девушка на миг задумалась и положила сверху столовую ложку красной икры, — Добро.

Лучшая подруга Василисы была девушкой статной, розовощекой и не обремененной модной нынче истерией по стройности тела и бледности лица. Пышные формы с выдающимися особенностями она носила гордо и со снисходительной усмешкой, чем сильно раздражала местных кумушек.

— Но похудеть не мешало бы, да?

— Определенно. Кащей оценит, — Марфа легко, словно пушинку, перенесла на стол огромный блестящий самовар и оглянулась в поисках заварочного чайника, — Он страсть, как любит суповые наборы.

— Марфа! — Василиса хмуро посмотрела на подругу из-под белобрысой челки.

— Что? – Марфа Васильевна невинно хлопнула длиннющими ресницами, — Бутербродик будешь? Батюшка из поездки привез то ли сыр, то ли творог – не разберешь.

Василиса еще раз критически осмотрела свой гибкий стан в зеркале и недовольно поджала губы: — А он диетический?

Марфа пожала плечами: — Если правильно приправить – съедобный.

— Ну, давай.

— Как же мне быстро привести себя в форму? – с аппетитом уплетая бутерброды, поинтересовалась Василиса, — Вот матушка накануне рассказывала про заморские залы с тренажёрами.

— Жёрами? – удивилась Марфа, заедая сыротворожный деликатес горячей румяной булочкой с брусничным варением, — Ты же худеть собралась, мать. Это значит не жрать!

— Ну, ты скажешь тоже, — Василиса налила себе ароматного черного чая и тоже потянулась за булочкой, — Тренажеры – это когда ты поднимаешь разные железяки, потеешь, страдаешь и сразу худеешь.

— Железки говоришь? – Марфа задумалась, аккуратно опуская в чашку кусочки сахара. На шестом Василиса незаметно отодвинула сахарницу на другой конец стола, — А, вон, иди-ка в кузню к дяде Тарасу, потаскаешь у него железяки забесплатно, молотом помашешь, мехами там всякими пошуршишь, накачаешь мускулатуру, и мы тебя на конкурс зашлем.

— На какой такой конкурс?

— Каждый год в Заморском царстве выбирают лучшую кузничиху года, — Марфа нахмурилась, споткнувшись о странное слово, — Кузни… А, ладно! – девушка махнула рукой, — Он так и называется «Куй-баба года».

— Название как-то не очень…

— Люди говорят, в купальнике надо быть, — продолжала свои размышления Марфа, помешивая сахар в чае, — И маслом натереться.

— Каким еще маслом? – глаза Василисы округлились.

Подруга помолчала, обдумывая вопрос.

— Сливочным.

— Дикари-и, — еле слышно выдохнула Василиса.

В дверь покоев Марфы Васильевны деликатно постучали.

— Кого там еще нелегкая принесла? – гостеприимно поинтересовалась Марфа, бросив на дверь убийственный взгляд.

— Это я, — отозвался певучий мужской голос с приятным восточным акцентом, — Алладин… Эм.. Младший сын. Ведь в твоих краях так принято говорить, о халва на устах моих?

— Твой пожаловал, — Василиса улыбнулась и, подмигнув подруге, громко хлюпнула чаем, — Запала ты в душу сыночку нашего восточного гостя, Марфуша. Быть тебе прЫнцессой!

— Опять, глядишь, финики притащил, — Марфа закатила глаза и поправила шикарную рыжую косу до пояса, — Идуу, мой новый заморский друуг, — Минуя старинное трюмо, девушка покрутилась перед зеркалом и вопросительно посмотрела на подругу.

— Красота неземная! – Василиса подняла вверх большой палец.

— Ох, привязался, на мою голову, — Марфа страдальчески вздохнула и распахнула дверь.

В покои вошел высокий юноша с растрепанными каштановыми волосами.

— Это тебе, услада глаз моих, — он протянул своей возлюбленной искусно украшенную серебряную коробочку.

— И что это? – Марфа с подозрением смотрела на угощение, — О… Приятель… Хм… Мой, — Девушка была явно не искушена в витиеватых восточных речах, — Это мука? — она открыла коробочку, в которой лежали разноцветные кусочки в белой обсыпке.

— Сахарная пудра, о свет очей моих, — Аладдин-младший гордо расправил плечи, — Это лучший рахат-лукум в моем царстве! В смысле, в царстве моего великого отца, — уточнил юноша, — Попробуй же его, о услада глаз моих.

— Было, — бросила из-за стола Василиса.

— О свет жизни моей! — быстро поправился Алладин-младший. — И угости свою прекрасную светлоокую подругу, – он галантно поклонился, — Чтобы уста ее были заняты столь изысканным лакомством.

— Ой, да ну лааадно, — Василиса смутилась, покраснела и тут же насупилась, — Так, чтооо?

В этот момент в окно Марфиных покоев прилетел камешек.

— ВасютААА!!! – заорал кто-то на весь двор с таким энтузиазмом, что распугал всех голубей.

— А вот и твой пожаловал, — Марфа громко хмыкнула, с удивлением обнаружив, что коробочка с божественным рахат-лукумом опустела на половину, — Съедобно, — она одобрительно похлопала Аладдина по плечу, оставив четкий след белой пятерни на его новеньком бархатном камзоле, — Неси еще.

— Я ничего не слышала, – Василиса, игнорируя прилетевший в окно камешек побольше, попробовала угощение, — Вкусненько…

— ВасилисАА!! – в окно залетела увесистая подкова, — Выходи! Пойдём на сеновал целоватьсЯЯ!

— Дурак!!! – Василиса разъярённой кошкой прыгнула к окну и запустила подкову обратно в ухажера.

— Это ты дурак, Василёнка!! — беззлобно отозвался высоченный широкоплечий парень в парадной синей рубахе, ловко уворачиваясь от снаряда, — А я — Алешка Средний сын! – он залихвацки присвистнул, — Твой сладкий пирожочек!

— Убью его! — прошипела Василиса, стараясь игнорировать сдавленные рыдания подруги за спиной.

— Выходи! А то я со вчерашнего дня хожу одинёшенек и нецелован! – Алешка запустил в окно чем-то круглым, — Я тебе бублики принес! Как ты любишь! Чтобы мака побольше!

— А мне нельзя бублик!!! – прокричала в ответ Василиса, высунулась в окно по пояс, — Я худееееЮУ!

Алешка долго молчал, неторопливо жуя бублик.

— А может не надо, радость моЯЯ?! – наконец выкрикнул он.

— Я уже всё решилААА!!!

Парень снова замолчал.

— МарфАА!!! – наконец заорал он, так что зазвенели стекла соседних окон.

— Сама только узналАА!!! – рядом с Василисой появилась подруга.

— А для чего ты худеешь, роднуля?! – ухажер сдвинул на затылок фуражку и почесал в затылке, — Ты же такая… Такая… Прям как надо!

— Ради тебя, дурак!!!

— Я не… Что? Ага…, — Алешка растерянно похлопал глазами, — Вижу, я не вовремя, ВасилёнА! Я тогда потом зайду!

— Мужчины! – фыркнула Василиса, провожаю Алешку грустным взглядом, — Ты для них… А они!

Аладдин хотел было вставить слово, но Марфа, знающая подругу с самого детства, быстро одернула его за рукав. Ведь всему Тридевятому царству было известно, что всякая Василисина диета мгновенно заканчивается за хлебосольным Марфиным столом.

Автор: [id188794359|Демченкова Дарья]
Группа автора: [club156019446|ОколоФантастики]