В понедельник утром с Кипра в Афины вылетает специальный рейс с
родственниками жертв трагедии. А во вторник вылетает специальный рейс с
родственниками родственников.
-2
- Доброе утро, зайчик!
- Доброе утро, рыбонька!
- Сварить тебе кофе, воробушек?
- Да, спасибо, кисонька!
- Ты что, тоже забыл, как меня зовут?
3
В гостях у Пушкина

Однажды Б. Шоу пришел в гости к Пушкину, а у того во дворе здоровенный
сенбернар малюсенькую таксу жучит. Ну, Шоу этот конечно весь так
изумился и спрашивает:
- Александр Сергеевич, а что это у Вас собаки какие-то странные? Неужто
не можете охотничьих, подобающих Вашему положению, завести?
- Ай, Беня, не поверите, были у меня и легавые, и борзые... Но намедни
Белинский захаживал, раскритиковал, понимаешь: то сука эта мордой не
вышла, то кобель тот неправильного окраса. Вот и пришлось ему всю
свору
отдать. А эту парочку он мне вчера специально прислал, а то, говорит,
жалко мне тебя, Шурик, вдруг придет в гости твой друг Бернард, а вам и
поговорить будет не о чем.

Однажды Б. Шоу пришел в гости к Пушкину. Идет он по Михайловскому, а
вокруг - тишина, ни крестьян, ни коров пасущихся, даже собаки из-под
забора не брешут. Удивился он и спрашивает:
- А что это, Александр Сергеевич, у вас в поместье затишье такое? Неужто
мор приключился?
- Ай, вей, если б чума какая - полбеды было бы, а так совсем плохо дело,
намедни в Тригорском оказия приключилась: приехал к тамошнему помещику
офицер один, выпил весь самогон, перетрахал всех баб, скотину, потом
всю
ночь за хозяином гонялся, а сегодня и сюда с визитом намеревается...
Вот у
меня все и попрятались.
- Господи святы, Александр Сергеевич, неужто сам поручик Ржевский?
- Послушаете, Беня, ну Вы вааще! Ржевский же из другого анекдота . А у
нас – критик Белинский!

Однажды Б. Шоу пришел в гости к Пушкину. А Пушкин сидит грустный на
завалинке, самокрутку цедит, да в пробегающих мимо собак яблоками
кидается. Ну, Шоу этот конечно весь так изумился и спрашивает:
- Александр Сергеевич, батенька, отчего бездельничаете? Вы ж намедни
обещали вторую часть "Евгения Онегина" написать.
- Да вот, Бернард, совсем плохо мне, как подумаю, что завтра будет –
перо из рук валится... Ведь критик Белинский со компанией сулился с
визитом нагрянуть.
- Отчего ж такая пессимизма, почтеннейший Александр Сергеевич? Подумаешь
– критик! Чай не в первый раз ужо?
- Ах, Беня, Беня, кабы только Белинский, так ведь он теперь вместе с
поручиком Ржевским ездит.

Однажды Б. Шоу пришел в гости к Пушкину. А Пушкин стоит посреди
Михайловского весь во фраке с белой бабочкой и в начищенных хромовых
сапогах. Удивился, конечно, Шоу и спрашивает:
- И отчего это Вы, Александр Сергеевич, так вырядились то? Чай в деревне
и в лаптях сгодится.
- Да вот, любезный мой Бернард, критик Белинский обещался заглянуть.
Опять ругать за "Евгения Онегина" будет. А так хоть какое благоприятие
на него произведу...
- Так гоните Вы его в шею, почтеннейший Александр Сергеевич!
- Ни как не можно, досточтимый Бернард Шоувич. Как же без критиков нас с
Вами дети в школе изучать будут?

Пришел как-то зимой 37-го года в гости к Пушкину критик Белинский и
говорит:
- Здравствуйте уважаемый Александр Сергеевич!
Удивился Пушкин и умер.

Answet, www.SwingPlaneta.com
-4